Пропонуємо:

- зелений туризм на селі
- екскурсійні тури по Полтавщині
- тури вихідного дня

Координати:

смт. Диканька, Полтавська область,
вул. Леніна буд. 117
e-mail: tur@dikanka.net
тел./факс: 05351 9 13 10
тел.: 095 363 06 13 (Любов Іванівна)

Надаємо послуги:

- довідково-інформаційні
- організація екскурсій
- організація харчування
- бронювання місць для ночівлі
- перевезення автотранспортом

Меню сайту
Категорії розділу
Історичні статті [13]
Історія Полтавської області
Інші статті [5]
Бізнес
Ощадбанк курс долара
Погода




Каталог статей

Главная » Статьи » Історичні статті

Интересно о Гоголе 2 часть
Время исканий и прожектов

  К концу июня 1832 года уставший от недостатка солнца Гоголь просит об отпуске и собирается на Украину. По пути он заезжает в Москву, в город, который всегда очень любил. Здесь его ждут и встречают очень дружелюбно. М.П. Погодин, С.Т.Аксаков, М.Н.Загоскин – все желают видеть его у себя в доме и общаться с ним. Но Гоголь ведет себя не очень приветливо, и оставляет странное впечатление о себе.
  В эту поездку он знакомится с М.С.Щепкиным и обещает ему написать что-нибудь для театра. И ведь сдержит свое обещание.
Одним словом, в Васильевку он отправляется в благодушном настроении и благодарный столице.
  В июле он приезжает домой. Мать, бабушка и четыре сестры встречают его очень тепло, усиленно кормят, не забывая при этом сообщать и о финансовых трудностях. Николая Васильевича все это огорчает и раздражает. Он мечтает продать второе издание «Вечеров» и тем самым поправить положение.
  В Васильевке Гоголь отсыпается, много читает, периодически, охваченный творческим порывом, разукрашивает гостиную или столовую всякими букетиками. Любит также ходить гулять в поисках сюжетов для новых рассказов. В разговорах с маменькой хвастается своими знакомствами со знаменитостями – Пушкиным, Жуковским Крыловым. Обещает устроить сестер в Смольный. Как мы увидим позже, это обещание дорого обойдется ему.
  И вот 29 сентября, взяв под свою опеку двух младших сестер, Гоголь отправляется обратно. Прибыв в Санкт-Петербург, он тут же отправляется в Институт, чтобы внести сестер в список воспитанниц. Но директриса встречает его неласково. Во-первых, где он изволил пропадать четыре месяца и почему не подавал признаков жизни. Во-вторых, в институте учатся только офицерские дочери.
И лишь после смущенных объяснений Гоголя она соглашается передать его ходатайство императрице. А в ходатайстве, между прочим, Гоголь отказывается от годового жалования чтобы только сестры смогли учиться в Смольном. В итоге императрица уважила прошение писателя.
  Примерно в это же время Гоголь меняет место жительства. Теперь это квартира на Малой Морской. Здесь он принимает друзей. Приглашает Пушкина, Плетнева и других. Обычно он угощает своих друзей крепко заваренным чаем, плюшками и баранками. Но время от времени устраиваются ужины в складчину. И тогда он сам готовит ватрушки, фрикадельки со сметаной или другие украинские блюда.
  Гоголь находится в постоянном размышлении и поиске сюжетов. П.В.Анненков рассказывал, как на вечеринке один из гостей рассказал историю скромного служащего канцелярии, который ценой огромных усилий сделал себе подарок: английское охотничье ружье, о котором давно мечтал. И при первом же своем выезде он его потерял в камышах Финского залива. От этого он заболел и его коллеги в складчину купили ему новое. На Гоголя эта история произвела неизгладимое впечатление.
  Сам он так пишет о своем состоянии того периода: «Но я стою в бездействии, в неподвижности. Мелкого не хочется! Великое не выдумывается!»
  В конце 1832 года, однако, он решает, что нашел свой путь – комедия «Владимир 3-ей степени», которой писатель загорается. Но так и не дописывает. Затем он принимается за изложение рассказов «Нос», «Записки сумасшедшего», «Как поссорились Иван Иванович с Иваном Никифоровичем», но без энтузиазма. Он все время недоволен собой.
  Гораздо больше радует история. Сначала Гоголь решает написать историю Украины. Однако копание в архивах и текстах было для него скучным занятием. Его целью было оживить исторические персонажи. А для этого нужен был совсем другой материал: народные песни и легенды. 
  Однако этого писателю показалось мало. Ему уже мерещится всемирная история. Причем не просто свод историй разных народов, но именно история человечества в развитии. Одним словом, Гоголь желает стать великим историком. И даже начинает добиваться кафедры всемирной истории в Университете Святого Владимира в Киеве. При этом диплома у него не было, познания были весьма ограниченными, а педагогический опыт равнялся нулю.
  Он ждет назначения и даже дает объявление в «Северной пчеле» о новой книге г. Гоголя «История малороссийских казаков», которая уже, якобы, наполовину готова, но автор считает, что есть ещё много ценных сведений, которые не попали к нему, а посему просит всех, владеющих подобными материалами, их ему прислать.
  Министр все-таки реагирует на просьбу Гоголя и публикует его «План преподавания всемирной истории», а императрица жалует перстень за выдающиеся труды. Однако кафедру он так и не получает. И это становится для Гоголя ударом. За ним по-прежнему числи место в Смольном институте. Но начала истории для девочек совсем не вяжутся большими планами писателя. И занятия становятся все менее регулярными.
  Наконец, министр предлагает ему читать курс по средневековой истории в Санкт-Петербурге и звание профессора-ассистента. Гоголь соглашается, но свое истинное звание долго скрывает от друзей. Зато в письмах иногда проскакивает информация, что он принял кафедру.
  И несмотря на эти неудачи, он продолжает мечтать о Киеве. Он был вообще «королем прожектов и рабом - в исполнении». История Украины и всемирная история находятся в стадии зарождения. История Средних веков тоже радости не приносит. Больше того. Она мешает Гоголю, потому что он вновь чувствует интерес к литературе и создает несколько произведений, в числе которых были «Вий», «Портрет», «Тарас Бульба». 
  Вот таким он был, наш Николай Васильевич. 
  И это ещё не конец истории.
Профессор-ассистент

И вот Гоголь на кафедре. Средневековая история и море студентов. Приходят не только будущие филологи, но и студенты других факультетов. Слушает писателя и ректор.
  Первую свою лекцию Гоголь выучивает наизусть. Для надежности. Он с упоением рассказывает о смутных временах средневековья. Масса идей, но ни одной даты, ни одного имени.
  Через 45 минут он заканчивает свой рассказ и зал рукоплещет. 
  Уже на следующую лекцию Гоголь опаздывает. Текст не выучен наизусть, и слова уже подбираются с некоторым трудом. Н.И.Иваницкий вспоминает: «…поговорил немного о великом переселении народов, но так вяло, безжизненно и сбивчиво, что скучно было слушать, и мы не верили самим себе, тот ли это Гоголь, который на прошлой неделе прочел такую блестящую лекцию?» Через полчаса писатель заканчивает свой рассказ, сославшись на то, что его родители приехали из путешествия и ему нужно быть дома. Подробности же всегда можно посмотреть в книге, которую он в следующий раз им назовет.
  На третьей лекции его просят назвать какие-то даты, и он не может ответить на вопросы.
  И так от раза к разу энтузиазм Гоголя угасает, аудитория редеет, лекции писателем сокращаются или вообще отменяются под предлогом болезни.
  Один единственный раз он вновь проявляет рвение, когда Пушкин и Жуковский собираются прийти к нему на лекцию. Для них он составляет блестящий обзор по халифу Ал-Мамуну и его времени. Лекция проходит успешно, но дальше все возвращается на круги своя.
  Преподаватели не питают к нему никакой симпатии и даже считают его самозванцем. Для студентов он посмешище, хотя многие относятся к нему с сочувствием. 
  Сам же Гоголь считает себя бесконечно одиноким, жалуется на непонимание со стороны преподавателей и студентов, которых называет «бесцветным отродьем».
  А среди этого «бесцветного отродья», между прочим, люди со временем прославившиеся. Например, историк Т.Н.Грановский или И.С. Тургенев, который оставил воспоминания о Гоголе-профессоре. Он пишет: «Преподавание происходило оригинальным образом. Во-первых, Гоголь из трех лекций непременно пропускал две; во-вторых, <…> он не говорил, а шептал что-то весьма несвязное. <…> Мы все были убеждены (и едва ли мы ошибались), что он ничего не смыслит в истории и что г. Гоголь-Яновский, наш профессор (он так именовался в расписании наших лекций), не имеет ничего общего с писателем Гоголем».
  Зато литература начинает все больше занимать писателя. В свободное время он работает для себя. С января 1835 года он занимается публикацией «Арабесок» - двух томов, включающих в себя «Невский проспект», «Портрет», «Записки сумасшедшего», фрагменты украинских повестей, статьи, тексты его лекций. Спустя две недели книготорговцы выставляют в витринах другое его произведение «Миргород» (в двух томах), где помещены «Старосветские помещики», «Тарас Бульба», «Вий» и «Повесть том, как поссорились Иван Иванович и Иваном Никифоровичем». Сборники эти имеют умеренный успех, но раскупаются мало. Примерно в это же время Гоголь перерабатывает «Нос» и мечется, не зная, где бы его опубликовать.
  Неудавшееся преподавание, неудача с «Арабесками» подкашивают писателя. И он бежит из Петербурга. Собирается на Кавказ, но попадает в Васильевку. 
  Мать Гоголя обожает сына и на каждом шагу говорит о том, что он гений. Это бесконечно злит Гоголя.
  По дороге обратно он заезжает в Москву, где читает друзьям «Провинциального жениха» (в 1841 году эта комедия получает название «Женитьба»). Гоголь делает это мастерски, и никакая игра актеров не может сравниться с его чтением.
  В сентябре он возвращается в Петербург. Место в Смольном институте писатель теряет, в университете работает с неохотой. Становится ясно, чем все это кончится. И Гоголь решается: «Я расплевался с университетом, - пишет он Погодину. - <…> Неузнанный я взошел на кафедру и неузнанный схожу с нее».
  Теперь он свободен и без денег.
  Гоголь в это время много пишет. В частности принимается за «Мертвые души». Сюжет, имевший под собой реальную основу, он слышит у Пушкина, загорается им и немедленно выпрашивает, пообещав написать нечто значительное. Начинает писать легко и быстро, но уже к третьей главе работа замедляется, и писатель понимает, что это будет большой роман.
  А денег тем временем становится все меньше и меньше. И он снова пишет Пушкину с просьбой прислать какой-нибудь сюжет. «Рука дрожит написать тем временем комедию».
  Единственная радость того времени – это похвала Белинского на страницах «Телескопа»: «Гоголь сделал в русской романтической прозе такой же переворот, как Пушкин в поэзии». 
  Гоголь оказывается в сложной ситуации. С одной стороны, ему нужны деньги, а для этого нужен сюжет, который он и просит у Пушкина. С другой стороны, тот факт, что его ставят выше «учителя», смущает его. Но он верит в великодушие Пушкина, а для себя решает: сохранять хладнокровие. Ведь главное – конечная цель.
Новая комедия

  Гоголь волнуется. От Пушкина из Михайловского нет никаких вестей. Неужели он забыл о его просьбе прислать какой-нибудь сюжет?! А время идет. Наконец, 23 октября 1835 года прошел слух о том, что Пушкин в Санкт-Петербурге. Поэт был не в духе: он ревновал свою жену. Но Гоголя встретил радушно, и тот сразу напоминает о сюжете. Сюжет? У Пушкина есть несколько обрывочных строчек в тетради: «Криспин прибыл в один из губернских городов на ярмарку и его так приняли за… Городничий оказался человеком недалеким; жена городничего стала кокетничать с ним; Криспин посватался к их дочке». У сюжета была реальная основа. С директором журнала Павлом Свиньиным произошел такой случай: он прибыл в Бесарабию, и был принят там за ревизора. Оказавшись в семье губернатора, он стал строить из себя важное лицо, ухаживать за дамами, принимать жалобы, давать обещания. Аналогичное приключение случилось и с самим Пушкиным в августе 1833 года, когда он был проездом в Нижнем Новгороде. Губернатору тут же было доложено, что он прибыл в город с секретной миссией.
  Гоголь в восторге и просит Пушкина уступить сюжет, что поэт и делает. Однако сразу же замечает: «С этим малороссиянином необходимо держать ухо востро: он так ловко обобрал меня, что я даже не успел призвать на помощь».
  Сюжет отнюдь не был новым. Существовали комедии Котзебы «Маленький немецкий городок», украинского автора Квитки-Основьяненко «Визитер из столицы, или Тумульд в уездном губернском центре», а также Полевого «Ревизоры, или Великий лжец, прибывший издалека». Но Гоголя вдохновил именно Пушкин.
  Он откладывает ненадолго «Мертвые души» и принимается за комедию. Сцены выстраиваются сами собой, легко находятся живые реплики. Гоголь практически не выходит из дома. И уже 4 декабря заканчивает редактировать свое новое произведение и передает его переписчику. Затем снова забирает комедию на доработку. А 18 января 1836 года читает друзьям у Жуковского. Присутствуют А.С.Пушкин, П.А.Вяземский, М.Ю. Вильегорский. Уже с первых строчек раздается дружный смех, а к концу чтения Гоголя заваливают комплиментами и многие присутствующие уверены в том, что актеры не в состоянии сыграть эту пьесу так, как ее читает автор.
  Затем Гоголь читает комедию в литературных салонах. И каждый раз с успехом. Но всем становится ясно, что комедию цензура не пропустит, если не будет очевидно, что она высмеивает именно провинциальную администрацию. Вырабатывается план совместных действий. Пушкин возлагает надежды на Александру Осиповну Смирнову, которая имеет непосредственное влияние на императора и уже защитила «Бориса Годунова». Незадолго до этого Николай I разрешает публикацию «Горя от ума», что дает некоторую уверенность, что и на этот раз все будет нормально. В.А. Жуковский отвечает за обработку наследного князя, а М.Ю. Вельегорский и П.А.Вяземский должны нейтрализовать окружение монарха.
  Император не был большим поклонником литературы. Он считал, что лучшие книги те, что не заставляют думать. Но отказать госпоже Смирновой было очень трудно, потому что женские чары оказывали на него куда более серьезное воздействие, чем книги. И он дает свое соизволение на постановку «Ревизора». М.Ю. Вильегорский смог так прочитать пьесу императору, что он не увидел в ней ничего опасного. 
  И все тут же пришло в движение. Цензор Е.Ольдекоп просит внести лишь незначительную правку в текст комедии, в частности убрать эпизод, в котором была по ошибке выпорота унтер-офицерская вдова. И дает заключение: «Эта пьеса остроумна и великолепно написана… Пьеса не заключает в себе ничего предосудительного». Шеф жандармерии генерал Дубельт собственноручно ставит на полях резолюцию: «Позволить». И директор императорских театров А.М.Гедеонов получает разрешение на незамедлительное включение «Ревизора» в репертуар Александринского театра.
  Чтобы не было неприятных сюрпризов, роли дают только лучшим актерам. И.И.Сосницкий должен играть губернатора, Н.О.Дюр – Хлестакова, А.И. Афанасьев – Осипа. Все они уже знают себе цену, и работать с ними непросто. 
  Первое чтение пьесы происходит у Сосницкого. Гоголь очень волнуется: среди присутствующих у него нет друзей. Читает как всегда великолепно, но актеры восторга не проявляют. Они не привыкли к таким пьесам и боятся, что публика ее тоже не поймет. Под конец Гоголь удостаивается нескольких хлопков и вежливых комплиментов. Но эта отнюдь не та реакция, которой он ждал. Один лишь Сосницкий кажется довольным. Прочие же актеры сразу настраиваются против автора: «Что же это такое? Разве это комедия? Читает-то он хорошо, но что же это за язык? Лакей так и говорит лакейским языком, а слесарша Пошлебкина – как есть простая баба, взятая с Сенной площади. Чем же тут наш Сосницкий-то восхищается? Что тут хорошего находят Жуковский и Пушкин?»
  Начинаются репетиции. Разрыв между Гоголем и актерами только увеличивается. Актеры не признают пьесу и с отвращением относятся к своим ролям. Одни произносят свои монологи с купюрами из соображений благозвучности, другие, желая казаться смешными, утрируют комичность своих персонажей. Гоголь устает от их непонятливости и пишет письменные инструкции, как играть роль каждого персонажа: «Чем меньше будет думать актер о том, чтоб смешить и быть смешным, тем более обнаружится смешное взятой им роли». 
  День ото дня атмосфера в театре накаляется, а Гоголь чем дальше, тем больше видит пропасть между своей пьесой и происходящим на сцене.
Премьера "Ревизора"

  Приближается день первого представления «Ревизора». Гоголь самолично просматривает все декорации и просит заменить мебель для дома городничего на более простую. Кроме того, он считает необходимым добавить в интерьер клетку с канарейкой и бутылку водки. Он спорит с режиссером и просит роскошную ливрею Осипа с галунами на костюм, весь запачканный маслом. Он категорически против париков, которые многие актеры желают использовать для большего комического эффекта. Гоголь испытывает постоянные проблемы в общении с актерами, потому что в этой роли он дебютант.

  Известие о новом спектакле появляется в пушкинском «Современнике», а также в «Новостях Санкт-Петербурга»: «Сегодня 19 апреля в Александринском театре состоится премьера «Ревизора», оригинальной комедии в пяти актах».
  В день премьеры Гоголь приходит в театр, страдая от спазма в желудке и ужасно нервничая. Напряжение нарастает, когда в ложе появляется Николай I с наследником. Писатель из-за занавеса осматривает зал. Неожиданно он понимает, что большинство присутствующих не смогут понять и оценить спектакль. Так мало друзей и так много недоброжелателей. 
  Он скрывается в директорской ложе и оттуда тайком наблюдает за происходящим в зале и на сцене.
  Занавес поднимается и…Гоголь приходит в ужас. Актеры, наряженные, загримированные, появляются на сцене в париках, говорят громче, чем обычно, ошибаются. Его пожелания и рекомендации забыты начисто, и он уже не узнает своей комедии. Бобчинский и Добчинский кривляются, Хлестаков гримасничает и порхает как бабочка, Осип похож на водевильного лакея, а городничий имеет вид старого вояки. В партере и ложах царит оцепенение. Только в райке веселятся. Однако император пока на месте, смеется, аплодирует. Впрочем, он хороший актер. Однако после пьесы, по свидетельству очевидцев, он сказал свою знаменитую фразу: «Ну, пьеска! Всем досталось, а мне – более всех!»
  После спектакля друзья разыскивают Гоголя, но он сбегает. Писатель бродит по городу и заходит к своему другу Н.Прокоповичу. Тот преподносит ему только что изданный экземпляр «Ревизора», но Гоголь швыряет книгу на пол и произносит свое не менее знаменитое: «Господи боже! Ну, если бы один два ругали, ну и бог с ними, а то все, все…»
  Гоголь опасается последующих сеансов. Но публика рвется в театр. Билеты раскупаются молниеносно у перекупщиков, а пьеса становится все более спорной. Консерваторы считают автора чуть ли не революционером, подрывающим устои существующего порядка. Либералы, напротив, восхваляют отвагу Гоголя, с которой он обнажает сущность царского режима. Но самого писателя подобные хвалебные отклики пугают. Ведь ничего похожего он не имел в виду. Монархическую систему он считает единственно возможной. И единственное, чем он недоволен, так это людьми, занимающими высокие посты. Цель его пьесы – мораль, а не политика.
  Ежедневно до Гоголя доходят разного рода оценки его произведения. Граф Федор Иванович Толстой объявляет его «врагом России» и предлагает отправить в кандалах в Сибирь. Ф.Ф. Вигель считает Гоголя лицом молодой России, циничной и наглой. И.И.Лажечников делится с Белинским своей точкой зрения: «Я бы не дал и копейки за написание «Ревизора», этот фарс в точности соответствует базарному русскому люду». 
  Критики тоже набрасываются на Гоголя. Ф. Булгарин в «Северной пчеле» обвиняет писателя в «создании своей комедии на невероятности и несбыточности». О.И.Сенковский заявляет, что «в комедии нет ни интриги, ни развязки». Белинский отвечает всем этим критикам анонимно. 
  Гоголь бесконечно страдает от этой молвы и от непонимания. Он боится потерять приятное расположение императора. Писатель устает и уже не может думать о предстоящей постановке комедии в Москве с Щепкиным в роли городничего. Гоголь пишет актеру: «Мочи нет. Делайте что хотите с моей пьесой, но я не стану хлопотать о ней. Мне сама она надоела так же, как хлопоты о ней». Щепкин пытается уговорить его приехать в Москву, где Гоголя любят и ждут. Но он мечтает уже о путешествии: Германия, Швейцария, Италия… Маршрут выглядит соблазнительно. Но главное – возможность убежать ото всех, забыть весь этот кошмар, «исцелиться».
В Москве премьера «Ревизора» проходит 25 мая 1836 года в Малом театре. Щепкин исполняет роль городничего, Ленский – Хлестакова, и оба имеют успех. Но сама пьеса по-прежнему находится в центре споров. 
  Молодежь восторженно принимает пьесу, цитирует целые сцены, спорит со старшим поколением и обожает Гоголя.
А сам Гоголь готовится к отъезду. Ему срочно нужны деньги: он продает «Ревизора» дирекции Императорского театра за 2500 рублей ассигнациями. Заблаговременно со значительной скидкой уступает издателям все издание своей пьесы, чтобы поскорее только получить деньги. 
  Затем он отпускает на волю своего верного слугу Якима. Но Яким не представляет себе жизни на воле без хозяина и отказывается от свободы. Тогда Гоголь решает отправить его к маменьке, потому что брать его с собой слишком дорого. 
Незадолго до отъезда Гоголь навещает Пушкина. Поэт выглядит уставшим от своих проблем и сплетен вокруг его жены. Они беседуют, и в качестве прощального подарка Гоголь предлагает почитать главы из «Мертвых душ». По воспоминаниям Якима, чтение продолжалось всю ночь. Пушкин был мрачен. Когда чтение кончилось, он произнес: «Боже, как грустна наша Россия!» О чем они говорили дальше, никто не знает. Это была их последняя встреча.
  6 июня 1836 года Вяземский сажает Гоголя и сопровождающего его Данилевского на пароход. И они покидают Россию.
Спасительное путешествие

  Плавание оказалось далеко не таким приятным, как ожидалось. Исправно работало только одно колесо парохода. А в это время началось волнение и затем шторм, который в последующие дни только усиливался. Жена французского посла пронзительно кричала, князь Мусин-Пушкин неожиданно умер, двигатель был поврежден, а Гоголь с тоской лежал в каюте. Вместо положенных четырех дней плыли полторы недели. И вот, наконец, Николай Васильевич вместе с Данилевским прибыли в Травемунде. Затем через Любек они направились в Гамбург. По пути Гоголь успокоился. Мысли о «Ревизоре» отступили на второй план, и многочисленные - как хвалебные, так и злобные - отклики все меньше волновали писателя. Он чувствовал себя Божьим избранником с великим будущим. И расслаблялся. Осматривал достопримечательности, заходил в готические соборы, посетил народное гулянье на окраине города, которое произвело на писателя неизгладимое впечатление. Он писал: «Танцевали вальс. Такого вальса вы ещё в жизни не видывали: один ворочает даму в свою сторону, другой в другую; иные, просто взявшись за руки, даже не кружатся, но, уставив один другому в глаза, как козлы, прыгают по комнате, не разбирая, в такт это или нет».
  Было жарко, и Гоголь заказал себе костюм из тика. При виде нового одеяния Данилевский пришел в ужас: писатель напоминал пугало, облаченное в матрасную ткань. Однако сам Гоголь не находил ничего смешного в таком наряде: «дешево, моется и удобно». И все тут. 
  Из Гамбурга они отправились в Бремен, где посетили несколько подвальчиков: один с мумиями, а другой со столетними бочками рейнвейна. Только вы не подумайте ничего плохого. Это вино не продавалось. Попробовать его могли только опасно больные люди или знаменитости. Ни к тем, ни к другим Гоголь не относился, поэтому рейнвейн пил в гостинице, ужасаясь приходящим счетам. 
  В Ахене друзья решили путешествовать раздельно. Данилевский отправился в Париж, а Гоголь – вверх по Рейну. Ехать было скучно: ведь и поговорить было не с кем, и вокруг все было слишком однообразно. В Кельне он сел на пароход и поплыл по реке. 
И снова однообразные виды два дня мелькали перед глазами писателя. В Майнце он сбежал на берег и сел в дилижанс до Франкфурта, а оттуда приехал в Баден-Баден. «Дача всей Европы» вряд ли заняла бы Гоголя надолго, если бы он не встретил там несколько семей из Санкт-Петербурга, с которыми был ранее знаком. Среди них были Репнины и Балабины с дочерью Марьей Петровной, бывшей его ученицей. Ах, эти бывшие ученицы! В один прекрасный день открываешь глаза и видишь, что перед тобой сидит очаровательное создание… Но Гоголь получал огромное удовольствие от дружеского общения с дамами, с которыми он встречался в парке, в ресторане. Он постоянно смешил их и чувствовал себя в их обществе очень уверенно. Так что три дня растянулись на три недели. Что не помешало ему, однако, в один прекрасный день упаковать чемоданы и уехать в Швейцарию. 
Берн, Базель, Лозанна не произвели на него большого впечатления, зато потрясли горы, покрытые снегом. В Женеве он остановился в пансионе, где много читал Мольера, Шекспира и Вальтера Скотта.
  Затем Гоголь отправился в Ферней, чтобы посетить дом великого Вольтера. И ещё одного гиганта предстояло ему увидеть. С гидами он поднялся на гору Монблан. Гоголь добрался до первого снега, прошелся вдоль ледника и ужасно уставший спустился вниз.
Он все чаще вспоминал об оставленной России. «Изрядная коллекция гадких рож» соотечественников вспоминалась все реже, зато перед глазами появлялись знакомые и привычные пейзажи, лица друзей, матери и сестер. Письма от маменьки были полны жалоб и упреков. Она просила его вернуться и умоляла остерегаться женщин. Особенно ее пугали итальянки. Николай Васильевич же с достоинством отвечал: «Насчет замечания вашего об итальянках замечу, что мне скоро будет 30 лет». На самом же деле ему в то время не было и двадцати семи. Впрочем, он всегда был сказочником. 
  В это же время мать сообщила ему о смерти мужа старшей сестры, которая была беременна и осталась одна с маленьким ребенком на руках. Это письмо вызвало в Гоголе внутреннюю страсть к нравоучениям. Он начал писать пространные письма, полные ничего не значащих фраз и не выражающие его участия. «Мы должны быть тверды», «нет ничего вечного», «вы вкусите ещё много радостей»… Так говорят на похоронах чужие люди, которым нет дела до вашего горя, а сказать что-то надо. 
  Смерть шестимесячного племянника тоже не расстроила Гоголя. Он отделался все таким же письмом. Вообще чужие проблемы решались у него гораздо легче, чем свои собственные.
  С наступлением холодов Гоголь уехал из Женевы и остановился в Веве, в семейном пансионе. Он практиковался во французском, гулял, скучал… И однажды почувствовал желание приняться за когда-то начатые, но заброшенные «Мертвые души». Он относился к ним как к первой своей стоящей вещи, которая прославит его имя. 
  Но надвигалась зима, становилось все холоднее, внутри что-то болело… Посоветовавшись с доктором, он решил перебраться туда, где теплее. Но в Италии была холера. Поэтому он принял приглашение Данилевского и отправился к нему в Париж.
 
Жизнь в Париже

  Попав в Париж, Гоголь сразу же отправился к Данилевскому, где и остановился. 
  И началась бурная жизнь. Он несколько раз ходил в Луврскую картинную галерею и каждый раз еле выбирался оттуда от усталости. Посещал Ботанический сад. Впрочем, и в музей не надо было ходить, потому что весь город был полон музыкантами, певцами, артистами и художниками. Но на этом «празднике жизни» он ощущал свою тяжеловесность, и это раздражало его.
  Зато писатель сразу оценил французскую кухню. Рестораны он называл «храмами», а держателей сих заведений «жрецами». Такое поклонение еде сказывалось на состоянии желудка Гоголя. Причем в его сознании эти проблемы разрастались до гигантских размеров. Он делился своим беспокойством с Данилевским, чем очень злил своего приятеля. А когда Данилевский не проявлял должного внимания к проблемам Николая Васильевича, он очень обижался. На этот случай существовал некий доктор Маржолен, который с готовностью прописывал Гоголю «индийские пилюли». И как только ему становилось лучше, он вновь отправлялся в свои любимые «храмы». Круг замыкался. 
  После обеда частенько играли в бильярд или ехали в театр. Во время пребывания в Париже Гоголь в Итальянской опере прослушал пение Гризи, Лаблаша, Тамбурини, Рубини. В «Театре Франсэ» аплодировал игре актеров в «Тартюфе» и «Мнимом больном». Но самое большое восхищение вызывал балет. Декорации, постановка, костюмы – Гоголь не переставал восхищаться.
Однако подобное легкое и блестящее существование стало вызывать у Николая Васильевича недоверие. А что если за этими сверкающими фасадами ничего нет? Сколько вокруг ненужных дел, которыми с такой энергией заняты французы. И среди них самым бесполезным он считал политику. Он писал Прокоповичу: «Здесь все политика, в каждом переулке и переулочке библиотека с журналами. Остановишься на улице чистить сапоги, тебе суют в руки журнал; в нужнике дают журнал». Об этом же Гоголь писал и в автобиографической повести «Рим»: «Везде намеки на мысли, и нет самых мыслей, везде полустрасти, и нет страстей, все не окончено, все наметано, набросано с быстротой руки; вся нация – блестящая виньетка, а не картина великого мастера».
  В результате общение Гоголя свелось к небольшой группе выходцев из России. Среди них была Александра Осиповна Смирнова, у которой писатель частенько проводил время, слушая игру на пианино и рассказывая о «своем Париже», а также о тех путешествиях, которых он не совершал. Впрочем, такое невинное сочинительство ему прощалось. 
 Гоголь совершенствовал свой французский и учил итальянский, готовясь к поездке в Италию, хотя торопиться ему было незачем, ведь у него были все условия для творчества. А главное легко и приятно продвигалась работа над «Мертвыми душами». Самого Гоголя потешал тот факт, что он пишет свое великое творение во Франции. С другой стороны, иногда этот отрыв очень остро ощущался, и тогда он просил друзей прислать ему материалов для новой книги.
  Проникаясь мыслью о своей великой миссии, он переставал ценить уже написанные произведения и очень сердился, когда ему о их напоминали, в частности о «Ревизоре».
  Он все больше задумывался о католицизме. И Рим виделся ему уже в совсем ином свете. В то время как он раздумывал, стоит ли ему покинуть Париж, из России пришла страшная весть: Пушкин погиб на дуэли с Дантесом. Смерть наступила 29 января 1837 года.




Источник: http://nikolay.gogol.ru/bio/v_kakoy_semye_rodilsya
Категория: Історичні статті | Добавил: viten (08 Травень 2009)
Просмотров: 1395 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входу
Відео
Ще відео...
Останнє фото
Статистика











Яндекс цитирования















Онлайн всього: 1
Гостей: 1
Користувачів: 0




"Диканька - Зелентур" - всі права захищено © 2017


Хостинг від uCoz